Тодд Бурпо «Небеса – это реальность»

Ответить
Аватара пользователя
narroway
Администратор
Сообщения: 376
Зарегистрирован: 05 ноя 2018, 23:32

Тодд Бурпо «Небеса – это реальность»

Сообщение narroway » 17 ноя 2018, 23:31

Отрывок из книги Тодда Бурпо «Небеса – это реальность»

Содержание

Глава 17. Две сестры
Глава 18. Престол Божий
Глава 20. Жизнь и смерть
Глава 23. Сила свыше
Глава 25. Мечи ангелов
Глава 26. Будущая война
Глава 27. Однажды мы увидим
Глава 17. Две сестры



Когда зелёные дни лета стали уступать место сказочной осени, я всё ещё продолжал разговаривать с Колтоном о небесах. Но во время общения всплыл один вопрос: когда Колтон видел Иисуса на небесах, как он выглядел? Причина для этого частого вопроса была в том, что мне, как пастору проводящему много времени в больницах, в христианских магазинах и других церквях - во всех этих местах доводилось видеть множество картин с изображением Христа. Часто Соня и дети были со мной и это превратилось в игру. Когда мы видели какую-нибудь картинку Иисуса, мы спрашивали Колтона, «Что на счёт этой? Так выглядит Иисус?»

Как всегда Колтон застывал на секунду у картинки, а потом тряс своей головой. «Нет, волосы не такие», говорил он. Или, «одежда не та».

Это происходило десятки раз в течение следующих десяти лет. Был ли это постер в комнате воскресной школы, или изображение Христа на обложки книги, или репринт с картины известного художника, висящий на стене. Реакция Колтона всегда была та же: он был слишком мал, чтобы в точности сказать, что было не так на каждой картине, и он просто знал, что они не правильные.

Одним вечером в октябре я сидел за кухонным столом, подготавливая проповедь. Соня была в зале, занимаясь счетами, откладывая оплаченные квитанции. Касси играла с куклой Барби. Я услышал шаги Колтона в зал и успел мельком увидеть его около дивана, откуда он прямиком направился к Соне.
«Мамочка, у меня же две сестрёнки», сказал Колтон.

Я отложил свою ручку. Соня же продолжила заниматься делами.

Колтон повтори самому себе. «Мамочка, у меня ведь две сестрёнки».

Соня взглянула на него из под бумаг и потрепала его головку, «Нет, у тебя же твоя сестра, Касси, и … ты имеешь ввиду свою двоюродную, Треси?»

«Нет», сказал Колтон очень уверенно. «У меня две сестры. У тебя же ребёнок умер в животике, не так ли?»
В этот момент время остановилось в доме Бурпо, а глаза Сони расширили неимоверно. Ещё только несколько секунд назад Колтон безуспешно пытался привлечь внимание мамы выслушать его. А теперь, из кухни, я мог видеть её неразделённое внимание.

«Кто рассказал тебе, что у меня ребёночек умер в животике?», спросила Соня, и её тон был серьёзен.
«Она и сказала, мамочка. Она сказала мне, что умерла в твоём животике».

Потом Колтон развернулся и стал уходить. Он сказал, что хотел сказать и был готов идти. Но после этой бомбы, которую он сбросил, Соня только включилась. До того как наш сын дошел до дивана, голос Сони прозвучал как сигнал о пожаре. «Колтон, немедленно вернись!»

Колтон обернулся и я успел заметить выражение на его лице, «А что я такого сделал?»

Я знал, что моя жена чувствовала. Потеря того ребёнка было самым болезненным переживанием в её жизни. Мы говорили об этом Касси; она была старше. Но мы ничего не говорили Колтону, считая, что это не для ума четырёхлетнего ребёнка. Со своего стола я наблюдал, какие эмоции отображаются на лице Сони.
Немного боязненно, Колтон застыл возле дивана и уставился на свою маму, «Всё хорошо, мамочка», сказал он. «С неё всё в порядке. Бог удочерил её».

Соня сползла с сиденья и встала на колени прямо перед Колтоном, так чтобы смотреть в его глаза. «Ты хочешь сказать, что Иисус удочерил её?» сказала она.

«Нет, мамочка. Его Папа это сделал!»

Соня повернулась и взглянула на меня. В тот момент, как она позже рассказала мне, она пыталась успокоиться. Но чувства захлёстывали её. «Наш ребёнок … это была - есть девочка!» думала она.
Соня уставилась на Колтона, и я мог различить, как она пытается удержать свой голос. «Как же она выглядела?»

«Она очень похожа на Касси», сказал Колтон. «Только она чуть пониже и у неё тёмные волосы».
У Сони тёмные волосы.

Я видел как смесь боли и радости играли на лице моей жены. Касси и Колтон были светленькие. Она в шутку жаловалась мне прежде, «Я вынашивала этих детей девять месяцев, а они оба больше похожи на тебя!» Теперь же был ребёнок, который был похож на неё. Дочка. Я видел, как влажный блеск мелькнул в глазах моей жены.

Теперь Колтон продолжал без подсказки. «На небе какая-то маленькая девочка подбежала ко мне и постоянно обнимала меня», сказал он тоном, который ясно давал понять, что он не в восторге от того, что его обнимают девчонки.

«Наверное, она была так рада, что кто-то из её семьи был там», предложила Соня.

«Девчонки обнимаются. Когда мы рады, мы обнимаемся».

Похоже Колтона это не убедило.

Глаза Сони засияли, и она спросила, «А какое у неё имя? Какое имя было у этой маленькой девочки?»
Колтон похоже на время забыл обо всех девчачьих обниманиях. «У неё нет имени. Вы же не дали ей имя».
Как же он узнал об этом?

«Ты прав, Колтон», сказала Соня. «Мы даже не знали, что она это она».

Затем Колтон сказал такое, что до сих пор звенит в моих ушах: «Да-а. Она сказала, что просто не может дождаться тебя и папочку, когда вы придёте на небеса».

Прямо со своего кухонного стола я мог видеть, как Соня едва сдерживала себя. Она поцеловала Колтона и сказала ему, что он может играть. А когда он ушел, слёзы потекли по её щекам.

«С нашей малышкой всё в порядке», шептала она. «С нашей малышкой всё хорошо».

С этого времени рана от самого болезненного эпизода в нашей жизни - потери ребёнка, которого мы очень хотели, стала заживать. Для меня потеря этого ребёнка была ужасным ударом. Но Соня как-то рассказывала, что это не только наполнило сердце горем, но и придало чувство личной неудачи.

«Ты делаешь всё правильно, кушаешь, что нужно и платишь врачам за уход, но вот эта маленькая крошка умирает внутри тебя»,. однажды она сказала мне. «Я чувствую вину. Я знаю в разуме, что это не мой просчёт, но всё же остаётся это чувство вины».
Нам хотелось верить, что наш не рожденный ребёнок пошел на небеса. Хотя Библия хранит глубокое молчание по этому поводу, мы приняли это верой. Но теперь у нас было свидетельство: доченька, которую мы никогда не видели, ждёт не дождётся нас в вечности. С этого времени Соня и я стали шутить о том, кто первый попадёт на небеса. Было несколько причин, по которым она всегда хотела пережить меня. Одна вещь, что она как пасторская жена часто была использована мной в иллюстрациях для проповедей. И если я умру первый, она всегда говорила мне, она наконец-то расскажет в церкви все истории обо мне.

Но сейчас у Сони появилась причина первой оказаться на небе. Когда она была беременной этим ребёнком, мы подбирали мужское имя – Колтон, но никогда даже не предполагали имя для девочки. Мне нравилось имя Кесли, ей нравилось Кетлин, и никто из нас не соглашался друг с другом.

И вот теперь, когда мы узнали, что наша маленькая девочка ещё не имеет имя, мы постоянно говорим другу-другу, «Я собираюсь опередить тебя и пойти на небо и дам ей имя!».


Глава 18. Престол Божий

Однажды вечером, накануне рождества 2003 года я пошел с Колтоном в его спальню. Согласно нашему обычному ритуалу, он выбирал историю из Библии, чтобы я прочёл ему, и тем вечером это была «Мудрый царь и ребёнок». История была основана на книге 3 Царств, в которой говориться о двух женщин, живших вместе, и у которых были новорожденные сыновья. Ночью один из детей умер. Одержимая горем, мать умершего ребёнка пыталась доказать другой, что это её ребёнок. Настоящая мать живого мальчика пыталась убедить горюющую мать сказать правду, но та не соглашалась отдать ребёнка. Отчаявшись вернуть дитя, мать живого мальчика предложила, что Царь Соломон, широко известный за свою мудрость, мог бы разрешать этот вопрос и определить, кто является настоящей матерью живого ребёнка. В библейской истории Царь Соломон догадывается, как узнать сердце каждой из женщин.

«Разделите ребёнка пополам!» заявил царь. «Дайте одну половину одной, вторую – другой».

Горюющая женщина согласилась с таким решением, но настоящая мать обнаружила себя по любви, вскрикнув, «Нет! Путь ребёнок достаётся ей!» И таким образом мудрый царь узнал, которая из матерей говорит правду и из этой истории мы получили общеупотребительную фразу «Соломоново решение».

Когда я дохожу до конца истории, обычно Колтон уговаривает меня прочитать её ещё раз (ещё раз и ещё раз). В тот раз выиграл я. Когда мы опустились на колени на полу для молитвы, я отложил книгу на ковёр и она, упав, открылась на странице с изображением Царя Соломона, сидящего на своём престоле. Мне сразу подумалось, что Библия рассказывает о Божьем престоле в нескольких местах. Например, автор книги к Евреем увещевает верующих «приступать с дерзновением к престолу благодати» (Евреям 4:16) и говорит, что после того как Иисус совершил Свою работу на земле, он «воссел одесную престола Божия» (Евреям 12:2). И ещё есть славная глава в книге откровения, которая описывает Божий престол:

«И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их. И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло. И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое. Храма же я не видел в нем, ибо Господь Бог Вседержитель - храм его, и Агнец. И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его - Агнец» (Откровение 21:2-5, 22-23).

«Эй, Колтон», сказал я, стоя рядом с ним, «когда ты был на небе, ты видел Божий престол?»

Колтон взглянул на меня озадаченно. «Что ещё за престол, папа?»

Я поднял Библию и показал на картинку с Соломоном. «Престол – ну как царское кресло. Кресло, на котором может сидеть только царь».

«О, да-а! Я видел его много раз!», сказал Колтон.

«Он большой, пап… очень, очень большой, потому что Бог самый большой там из всех. И Он очень, очень любит нас, пап. Ты просто не можешь поверить, как сильно Он любит нас!»

Когда он сказал это, меня резануло: Колтон, маленький мальчишка, рассказывает о чём-то большом, но наследующем дыхании он уже говорит о любви. Одно было ясно, что размер Бога не напугал Колтона, но скорее меня удивило, что с такой же страсть как он описывал какой Бог, он рассказывает мне, что Бог чувствует по отношению к нам.

«А ты знаешь, что Иисус сидит рядом с Богом?» Колтон ответил возбуждённо. «Сиденье Иисуса рядом с сиденьем Его Папы!»

Это сразило меня наповал. Откуда четырёхлетний мальчишка мог знать это. Это был ещё один из таких моментов, когда я думал, что он действительно видел всё это.

Я был полностью уверен, что он никогда не слышал о послании к Евреям, но был один способ проверить кое-что.

«Колтон, так с какой стороны от Божьего престола сидел Иисус?» спросил я.

Колтон взобрался на кровать и уставился на меня. «Таак, если ты на Божьем престоле. Иисус сидел справа», сказал он, указывая на мою правую сторону.

Отрывок из послания к Евреям всплыл в моей голове: «взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия» (Евреям 12:2). (Одесную – значит справа – прим. переводчика).

Вау. Это был редкий случай, когда я испытал память Колтона о том, что говорит Библия и он прошел его, не моргнув глазом. Но теперь у меня был другой вопрос, на который у меня на тот момент не было ответа, по крайней мере, из Библии.

«Хорошо, а кто сидит с другой стороны от Божьего престола?» сказал я.

«Ох, это же легко, папа. Там ангел Гавриил. Он очень красивый».

Гавриил. Что-то в этом есть. Я вспомнил историю с Иоанном Крестителем и момент, когда Гавриил принёс весть о рождении Иоанна.

«Ангел же сказал ему: не бойся, Захария, ибо услышана молитва твоя, и жена твоя Елисавета родит тебе сына, и наречешь ему имя: Иоанн; и будет тебе радость и веселие, и многие о рождении его возрадуются, ибо он будет велик пред Господом; не будет пить вина и сикера, и Духа Святаго исполнится еще от чрева матери своей. И сказал Захария Ангелу: по чему я узнаю это? ибо я стар, и жена моя в летах преклонных. Ангел сказал ему в ответ: я Гавриил, предстоящий пред Богом, и послан говорить с тобою и благовестить тебе сие» (Лука 1:13-15, 18-19).

Гавриил сказал Захарии «я Гавриил, предстоящий пред Богом». И вот теперь, более чем 2000 лет спустя, мой маленький мальчик рассказывает мне то же самое.

Я имел своё представление о Божьем престоле, но описание Колтона меня удивило: если Бог Отец сидит на престоле с Иисусом, сидящем справа и Гавриилом слева, где же был Колтон?

Колтон ужа заполз под своё одеяло, и его светлая головка покоилась на подушке. «А где сидел ты, Колтон?» спросил я.

«Мне принесли маленький стульчик», сказал он, улыбаясь. «Я сидел у Бога Святого Духа. Ты же знаешь, что Бог – это три личности, пап?»

«Да-а, я думаю, что я знаю это» сказал я и улыбнулся.

«Я сидел с Богом Святым Духом, потому что я молился за тебя. Ты нуждался в Святом Духе, поэтому я молился за тебя».

Моё дыхание перехватило. Колтон говорит, что молился за меня на небесах, что напомнило мне послание к Евреям, где автор пишет: «Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще» (Евреям 12:1).

«Как выглядит Бог?» сказал я. «Бог Святой Дух?»

«Колтон приподнял брови. «Хмм, тяжеловато описать… он типа голубенький».

Пока я пытался представить это, Колтон резко сменил курс. «Ты знаешь, там я встретил Попа».
«Ты встретил Попа, сидя у Святого Духа?»

Колтон махнул головой в согласие, улыбаясь, что говорило о его приятном впечатлении. «Ага. Поп подошел ко мне и сказал, «Тодд твой папа? А я сказал да. А Поп сказал, «Он мой внук».

Как много раз, когда я присутствовал на похоронах, я слышал присущие этому случаю фразы: «Он в лучшем месте сейчас» или «Мы знаем, что он сейчас смотрит на нас сверху и улыбается» или «Мы ещё увидим его». Конечно же, я верил в такие вещи в теории, но, честно говоря, я не мог представить себе их. Теперь, после того, что Колтон сказал о Попе и сестре, я стал думать о небесах по-другому. Не только как о месте с красивыми воротами, блестящими реками и золотыми улицами, но реальной радости и общения, с теми, кто находиться с нами в вечности и теми, кто ещё на земле, и кого мы так сильно ждём. Место, где я однажды буду ходить и разговаривать с моим дедушкой, который так много значил для меня и с доченькой, которую я никогда не видел.

Всем своим сердцем мне захотелось поверить. В тот момент детали нашего разговора стали всплывать во мне как фотокарточки с Палароида – картины неба, которые описаны в Библии. Но эти детали, которые мы как взрослые можем представлять, ещё не могли появиться в ребёнке возраста Колтона. Природа Троицы, роль Святого Духа, Иисус, сидящий справой стороны от Бога.

Я поверил. Но как я могу быть уверен?

Я разгладил одеяло Колтона на его груди, поцеловал его как он любит – и в первые, после того как он начал рассказывать о небесах, я неосознанно попытался продолжить разговор. «Я помню, как ты говорил, что был с Попом», сказал я. «Когда стемнело, ты пошел с Попом, так же было?»

Совершенно серьёзно Колтон рассердился на меня. «На небе не темнеет, папа! Кто тебе сказал это?»
Я еле удержался. «Что ты хочешь сказать, что не темнеет?»

«Бог и Иисус освещают небеса. Там никогда не темнеет. Там всегда светло».

Я проиграл. Не только от того, что Колтон не попался на мою удочку «когда стемнело», но он смог сказать мне, почему там не темнеет: «И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божия осветила его, и светильник его – Агнец. И ночи не будет там, и не будут иметь нужды ни в светильнике, ни в свете солнечном, ибо Господь Бог освещает их» (Откровение 21:23, 22:5).


Глава 20. Жизнь и смерть

Весна 2004 ознаменовала год, пройденный с тех пор, как Колтон побывал в больнице. В этот год Страстная Пятница попадала на апрель, а ещё через месяц Колтону станет 5 лет. Я всегда радовался Страстной Пятнице, потому что я делал, как я это называл, «семейное причастие». Это означало, что я обнимал людей в церкви часами, а семьи приходили и принимали причастие вместе. Я любил это по нескольким причинам. Одна из вещей – это то, что я давал нашим семьям в церкви возможность больше провести времени вместе в течение Святой Недели. А также это давало мне возможность поговорить с людьми об их личной молитвенной жизни и помолиться со всей семьёй.

Утром мне нужно было сделать несколько заданий, поэтому я посадил Касси и Колтона в свой красный грузовик и поехал на несколько кварталов от дома. Как маленькому, Колтону ещё нужно было специальное сиденье, и он пристёгнутый был рядом со мной, а Касси сидела у окна. Когда мы ехали по главной улице нашего города, я обдумывал свои дела на день, как провести семейное причастие. Затем я осознал, что сегодня религиозный праздник и у меня уже есть аудитория в грузовике.

«Эй, Колтон, сегодня Страстная Пятница», сказал я. «Ты знаешь, что значит Страстная Пятница?»

Касси стала прыгать вверх и вниз на сиденье и махать рукой в воздухе, как прилежная ученица. «О! Я знаю, знаю!»

«Я не знаю», сказал Колтон.

Я взглянул на Касси. «Ну, что такое Страстная Пятница?»

«В этот день Иисус умер на кресте!»

«Ага, правильно, Касси. Ты знаешь, зачем Иисус умер на кресте?»

После этого она перестала прыгать и стала думать. Пока она ничего не выдавала, я сказал, «Колтон, ты знаешь, зачем Иисус умер на кресте?»

Он махнул головой, немного меня удивив.

«Ну, зачем?»

«Ну, Иисус сказал мне, что Он умер на кресте, чтобы мы могли прийти и видеть Его Папу».

Я представил себе Иисуса и Колтона на Его коленях. Оставив свои старые семинарские степени, поломав теологические небоскрёбы знаний и отбросив всякие замудрённые слова типа «искупительная жертва» и «доктрина о спасении», я представил, как можно было сказать ребёнку, чтобы он понял: «Я должен был умереть на кресте, чтобы люди на земле могли прийти и увидеть Моего Папу».

Ответ Колтона на мой вопрос был очень прост и живо отражал евангелие, которое я когда-либо слышал. Я вновь подумал о разнице между взрослой и детской верой.

Едя по главной улице, я решил, что мне нравиться больше способ Колтона. Пару минут мы ехали молча. Затем я повернулся к нему и улыбнулся. «Эй, может тебе проповедовать в воскресенье?»

***

Позже тем месяцем, Колтон удивил меня ещё раз. В этот раз дело уже было между жизнью и смертью.
У Сони и у меня есть теория: с момента как ребёнок начинает ходить и до первого класса, одна из главных задач родителей – это следить, чтобы с ребёнком ничего не произошло. Никаких вилок в розетку. Никаких фенов в ванной. Никаких баночек с содовой в микроволновке. Мы сделали прекрасную работу с Касси. К этому времени ей исполнилось 7 лет, и она прекрасно избегала опасностей сама. С Колтоном было всё по-другому.

Чего он только не знал, но одну вещь он просто не мог вместить: если человеческое тело столкнётся с машиной, произойдёт плохое.

Когда он был почти готов для детского сада, он был очень юрким парнем, о котором говорят, что он присматривает за своим отцом, чтобы убежать. Это был просто ураган, когда мы выходили из магазина и он мчался к машине. Мы очень боялись, что другие водители могут не заметить его и наехать на него. Пару раз в неделю было такое, что мы ели сдерживали его и кричали что есть мочи, «Колтон, стой!», а затем приходилось ловить его и ругать: «Ты должен ждать нас! Тебе нужно держаться за руку мамы или папы!»
Однажды в конце апреля Колтон и я остановились возле магазинчика, чтобы перекусить. Это был такой удобный магазинчик для водителей, где можно было купить фаст-фуд. В каждом маленьком городке Небраски есть нечто подобное. Типа МакКук, Дибс. В Холиоке, вдоль границы с Колорадо есть Молочный Король. И везде есть одно и тоже: гамбургеры, куриные палочки и мороженное.

В тот день я купил ванильные конусы для себя и Колтона. Когда мы выходили из двери, он дал дёру на парковку рядом с дорогой.

Сглотнув комок, я заорал, «Колтон, стой!»

Он притормозил, и я ринулся к нему, раскрасневшийся. «Сынок, не делай так», сказал я. «Сколько раз мы говорили тебе об этом?»

Чуть позже я заметил длинную фуру на дороге. Решив использовать подходящий момент, я сказал: «Видишь это?»

Колтон посмотрел вдоль моего пальца.

«Вот что было бы с зайкой, который пытался перебежать дорогу и не смог», сказал я. «Вот что бы произошло, если бы ты побежал дальше, а машина тебя не увидела! Ты не просто бы поранился, ты мог умереть!»

Колтон посмотрел на меня ухмыляясь. «Ну и хорошо!», сказал он. «Значит я вернусь на небо!»

Я потряс своей головой, рассердившись. Как можно напугать ребёнка, если у него нет страха смерти?

Наконец я склонился на колено и посмотрел на моего мальчишку. «Ты кое-что не понял», сказал я. «В этот раз я пойду на небо вначале. Я – папа, ты – ребёнок. Родители идут первыми!»

Аватара пользователя
narroway
Администратор
Сообщения: 376
Зарегистрирован: 05 ноя 2018, 23:32

Тодд Бурпо «Небеса – это реальность»

Сообщение narroway » 17 ноя 2018, 23:37

Глава 23. Сила свыше

4 октября 2004 года Колби Лоренс Бурпо пришел в этот мир. С момента как он родился, он выглядел как полная копия Колтона. Но как все дети, Бог сделал его уникальным тоже. Если Касси была нашим чувствительным ребёнком, а Колтон был серьёзным, то Колби был нашим клоуном. С самого начала Колбина потешность добавляла свежую дозу смеха в наш дом.

Одним вечером той осени Соня уселась с Колтоном почитать ему библейскую историю.

Она присела на край его кровати и читала ему историю, а Колтон лежал на подушке, укрывшись одеялом, Затем пришло время для молитвы.

Одно из великих благословений наших жизней как родителей, это слушать, как наши детки молятся. Когда они маленькие, дети молятся без показушности и присмыкания, как это бывает у взрослых, без вычурного молитвенного языка, который больше влияет на слушающих, чем на Бога. И когда Колтон и Касси молятся со всей своей чистотой и искренностью, Бог отвечает.

С самого начала мы развили практику давать детям специфические вещи для молитвы. Не только чтобы строить их веру, но и потому что молитва за других – это хороший способ расти в любви.

«Ты знаешь, как папа проповедует каждую неделю?» Сказала Соня, сидя возле Колтона. «Я думаю, что нам надо помолиться за него, чтобы у него было больше времени для подготовки и чтобы он мог дать хорошую проповедь в церкви в воскресенье».

Колтон посмотрел на неё и сказал странную вещь: «Я видел выстрелы силы вниз к папе».

Позже Соня сказала мне, что ей потребовалось некоторое время, чтобы переварить эти слова. Выстрелы силы?

«Что ты имеешь в виду, Колтон?»

«Иисус стреляет силой для папы, когда он говорит».

Соня подвинулась на кровати, чтобы видеть глаза Колтона. «Аа….когда? Когда папа говорит в церкви?»

Колтон махнул головой. «Ага, в церкви. Когда он рассказывает Библейские истории людям».

Соня не знала, что сказать на это, и за последний год это уже стало привычным. Она и Колтон помолились вместе, дав знать на небесах, чтобы папа хорошо проповедовал в воскресенье.

Потом Соня тихонько ушла в зал, чтобы поделиться со мной их общением. «Не буди его, чтобы спросить об этом» сказала она.

Так что мне пришлось ждать утра.

«Эй, приятель», сказал я, наливая молоко Колтону в его чашку с хлопьями. «Мама сказала, что вчера вы читали Библию. Ты можешь рассказать мне, что ты сказал маме о… о том, что Иисус стреляет силой? Что это за сила?»

«Это Святой Дух», запросто сказал Колтон. «Я видел это. Он показал мне».

«Святой Дух?»

«Ага, Он стреляет силой, когда ты говоришь в церкви».

Если бы это было как в юмористических фильмах, где у людей над головами появляются пузыри, в моём было бы куча вопросительных знаков и восклицательных тоже. Каждое воскресение утром перед проповедью я молюсь простой молитвой: «Боже, если ты не поможешь, эта проповедь не удастся». В свете слов Колтона я осознал, что молился без настоящего понимания за что молился. И вот представить Божий ответ в виде «стрельбы силой»… ну, почти невероятно.


Глава 25. Мечи ангелов

С детской перспективы, наверное, самое интересное произошло в 2005 году, когда вышел фильм «Лев, Колдунья и Платяной Шкаф». Во время рождественских праздников мы взяли детей, чтобы посмотреть фильм на большом экране. Мне и Соне очень понравилось видеть первую такую высококачественную экранизацию «Хроники Нарнии» Льюиса, книгами которого мы ещё зачитывались в детстве. Колтону больше понравилось в кино как хорошие парни сражаются с плохими на мечах.

В начале 2006 мы взяли на прокат диск и уселись в зале для семейного просмотра вечером. Вместо дивана мы все уселись на ковёр: Соня, Кассии и я растянулись у софы. Колтон и Колби приткнулись к нам на колени перед нами, уставившись на Аслана и детей: Люси, Эдмунда, Питера и Сьюзан. В доме даже запахло как в кинотеатре от тарелки с горячим попкорном из микроволновки, поставленной на полу так, чтобы всем было легко достать.

Если вы не видели «Лев, Колдунья и Платяной Шкаф», то дело там идёт во время Второй Мировой Войны, когда дети переехали из Лондона в дом странного профессора. Люси, Эдмунд, Питер и Сьюзан умирали от скуки, пока Люси во время игры в прятки не залезла в старинный платяной шкаф, в котором был выход в волшебную страну под названием Нарния. В Нарнии не только все животные говорят, но и это место заселено другими существами как гномы, гоблины и кентавры. Страна управлялась львом Асланом, который являлся хорошим и мудрым царём, но его заклятый враг, Белая Колдунья, положила заклятие на Нарнию, так что там всегда была зима и никогда не наступало Рождество. В реальном мире дети были детьми, но в Нарнии они были принцами и принцессами, которые мужественно сражались на стороне Аслана.

Тем вечером, когда мы уже смотрели финальную сцену сражения, Колтон, которому тогда было шесть, уже по-настоящему хотел, чтобы его, как фильме, схватило одно их крылатых существ и с неба перенесло в армию Аслана, где дети с мечами сражались против армии злой колдуньи. Во время биты Аслан приносит себя в жертву, чтобы спасти Эдмунда. Но позже, когда он воскрес и убил Белую Колдунью, Колтон вскочил на ноги и показал кулак. Ему нравилось, когда хорошие парни побеждают.

Когда шли последние титры, а Колби доедал остатки попкорна, Соня неожиданно спросила Колтона, «Ну, я думаю, одна вещь тебе не понравилась на небе – там нет мечей».

Восторженное состояние Колтона испарилось, будто невидимая рука провела по его лицу, стерев улыбку. Он выпрямился во весь свой рост и свысока посмотрел на Соню, которая сидела на полу.

«На небесах тоже есть мечи!» сказал он.

Удивившись его выразительности, Соня бросила на меня взгляд, затем наклонила голову и улыбнулась Колтону, «О … здорово. А зачем там мечи на небесах?»

«Мам, сатана ещё не в аду», сказал Колтон почти строго. «Ангелы носят мечи, чтобы не подпускать сатану к небесам!»

Вновь Писание всплыло в моём разуме, на этот раз из книги Луки, где Иисус говорит ученикам, «Он же сказал им: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию».

И я также вспомнил место из Даниила, в котором ангел посещает Даниила в ответ на молитву, но говорит, что задержался на 21 день из-за битвы с «царём Персидским». Теологи в основном усматривают здесь вид духовной битвы, в которой Гавриил сражался против злых сил.

Но как шестилетний ребёнок знал об этом? Да, Колтон уже два года ходил в воскресную школу, но я знал, что наш курс обучения оставляет сатану за рамках.

Когда все эти мысли промелькнули у меня в голове, я мог видеть, что Соня не знала что и сказать Колтону, который был так строг. Его лицо напомнило мне его раздражение, когда я предположил, что на небесах темнеет. Я решил разбавить обстановку. «Эй, Колтон, если бы ты попросил то, наверное, у тебя тоже был бы меч там, не так ли?» сказал я.

После этого суровость Колтона перешла в расстроенный вид, и его плечи опустились к полу. «Ага, я попросил. Но Иисус не дал мне. Он сказал, что я буду слишком опасен».

Я был немного озадачен, думая, что Иисус имел в виду, что Колтон будет опасен для себя или для других.
Во всех наших обсуждениях небес Колтон никогда не упоминал сатану и никогда ни я, ни Соня не спрашивали его. Когда ты думаешь о «небесах», то представляешь себе хрустальные воды, золотые улицы, а не ангелов и демонов, сражающихся друг с другом.

Но сейчас это пришло ко мне, и я решил двинуться немного дальше.

«Эй, Колтон», сказал я. «Ты видел сатану?»

«Угу, видел» сказал он серьёзно.

«Как он выглядел?»

После этого Колтон изобразил гримасу и его глаза забегали. Он перестал говорить. Я хочу сказать, что он закрылся совсем и так продолжалось до самой ночи.

Мы спрашивали Колтона о сатане ещё пару раз после этого, но потом перестали приставать к нему, видя, что его реакция была несколько беспокойная: это было как будто бы радостный ребёнок во мгновение превращался в кого-то, кто бежит в безопасную комнату, закрывает двери и окна и опускает шторы. Было ясно, что в дополнении к радугам, лошадкам и золотым улицам он видел нечто неприятное. И он не хотел говорить об этом.


Глава 26. Будущая война

Спустя несколько месяцев у меня были дела в МакКук – городке в нескольких милях от Империала и месте, где расположен Вал-Март. Для многих американцев целый час езды до Вал-Марта покажется ужасно долго, но здесь в деревенской местности мы привыкли к этому. Я взял Колтона с собой, и я никогда не забуду это общение, которое у нас было по пути назад, потому что мой сын уже говорил мне о небесах и даже о моём прошлом, но он ещё не говорил, что знает моё будущее.

Мы возвращались через Кульберстон, первый городишка к востоку от МакКука и ехали мимо кладбища. Колтон глазел в окно, рассматривая окружающие объекты.

«Пап, а где похоронили Попа?» спросил он.

«Ну, его тело похоронили на городском кладбище в Улиссес в Канзасе, где бабушка Кэй живёт», сказал я. «В следующий раз, когда мы поедем туда, я могу взять тебя посмотреть, если ты хочешь. Но ты же знаешь, что Попа там нет».

Колтон продолжал смотреть в окно. «Я знаю. Он на небесах. У него новое тело. Иисус сказал мне, что если ты не идёшь на небо, у тебя не будет нового тела».

«Постой-ка», подумал я, «Что-то новенькое».

«Действительно?», всё что я сказал.

«Ага», сказал он, а затем добавил, «Пап, ты знал, что будет война?»

«Что ты хочешь сказать?» Мы всё ещё разговаривали о небесах? Я не был уверен.

«Будет война и она разрушит этот мир. Иисус и ангелы и хорошие люди будут сражаться против сатаны и монстров и плохих людей. Я видел это».

Я подумал о битве, описанной в книги Откровения и моё сердце замерло. «Как ты видел это?»

«На небесах, женщины и дети стояли и смотрели. И я подошел и стал смотреть». Странно, его голос был такой спокойный, будто бы он рассказывал о каком-то фильме. «Но мужчины, они должны были сражаться. И пап, я видел тебя. Ты должен был сражаться тоже».

Попробуйте услышать такое и продолжить ехать. От неожиданности звук тормозящих шин об асфальт показался чересчур резким.

И вот опять пришло «время небес». Раньше Колтон говорил о моём прошлом, как он видел «умерших» людей в настоящем. А теперь он рассказывает о том, что видел будущее. Внутри себя я подумал, что концепция прошлого, настоящего и будущего – удел земной жизни. Наверно на небесах время не линейно.

Но у меня было другой, более беспокоящий вопрос. «Ты сказал, что мы будем сражаться с монстрами?»

«Ага», весело ответил Колтон. «Они как драконы и тому подобное».

Я не из тех проповедников, что хорошо разбираются в пророчествах о последних временах, но я смог вспомнить довольно красочное место из Откровения 9:6-10:

«В те дни люди будут искать смерти, но не найдут её; пожелают умереть, но смерть убежит от них. По виду своему саранча была подобна коням, приготовленным на войну; и на головах у ней как бы венцы, похожие на золотые, лица же ее - как лица человеческие; и волосы у ней - как волосы у женщин, а зубы у ней были, как у львов. На ней были брони, как бы брони железные, а шум от крыльев ее - как стук от колесниц, когда множество коней бежит на войну; у ней были хвосты, как у скорпионов, и в хвостах ее были жала; власть же ее была - вредить людям пять месяцев».

Веками теологи рассматривали эти места как символическое описание: комбинация всех этих частей тела представляет из себя разные страны или разные царства. Другие предлагали, что «брони железные» могут говорить об каких-то современных военных машинах, которые Иоанн не мог по-другому описать.

Но может быть мы увлеклись и усложнили всё. Может быть мы слишком учёные, слишком «умные», чтобы назвать этих существ на простом детском языке: монстры.

«Уу, Колтон … а с чем я сражался против монстров?» Я надеялся услышать что-нибудь вроде танка или ракетной установки… ну я не знаю, но что-то типа такого, что я мог использовать на расстоянии.

Колтон посмотрел на меня и улыбнулся. «У тебя был или меч или лук со стрелами, но я не помню что именно».

Моё лицо померкло. «Ты хочешь сказать, что я должен сражаться с монстрами с мечём?»

«Ну да, пап, всё нормально», сказал он заверяющим тоном. «Иисус победит. Он скинет сатану в ад. Я видел это».

«И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей. Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет, и низверг его в бездну, и заключил его, и положил над ним печать, дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет; после же сего ему должно быть освобожденным на малое время. Когда же окончится тысяча лет, сатана будет освобожден из темницы своей и выйдет обольщать народы, находящиеся на четырех углах земли, Гога и Магога, и собирать их на брань; число их как песок морской. И вышли на широту земли, и окружили стан святых и город возлюбленный. И ниспал огонь с неба от Бога и пожрал их; а диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков» (Откровение 20:1-3, 7-10).

Колтон описывал Армагедонскую битву и говорил, что я буду сражаться там. И вот, через энное количество времени, спустя два года как Колтон впервые рассказал нам, что ангелы пели ему в больнице, моя голова закружилась. Я продолжил ехать не говоря ни слова несколько миль и пытался представить эти новые вещи у себя в голове. Колтон также не отвлекал меня. Он только спросил типа: «Пап, в чём проблема?», на что я ему ответил, «Я перепрыгнул на последнюю главу и там хорошие парни побеждают».

Это было утешительно, по крайней мере. Мы только что пересекли границы Империала, когда я решил всё-таки ответить на его беспокойство. «Ну, сынок, я полагаю, что если Иисус хочет, чтобы я сражался, я буду сражаться», сказал я.

Колтон отвернулся от окна, и я увидел его лицо, которое было очень серьёзно. «Ага, я знаю, пап», сказал он. «Ты будешь».


Глава 27. Однажды мы увидим

Я помню первый раз, когда мы публично говорили о переживании Колтона. Это было на вечернем собрании 28 января 2007 в Веслианской церкви в Маунтайн Вью в Колорадо Спрингс. На утреннем собрании я проповедовал о Фоме, ученике, который был рассержен что другие ученики и даже Мария Магдалина видели воскресшего Христа, а он нет. Эта история рассказана в евангелии от Иоанна 20:24-29:

«Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец, не был тут с ними, когда приходил Иисус. Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю. После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам! Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим. Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой! Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие».

Из этой истории у нас вышло расхожее выражение «Фома неверующий», которое употребляется к кому-то, кто не верит без физического доказательства или непосредственного личного переживания. Другими словами, без веры.

В моей проповеди тем утром я говорил о своём собственном негодовании и недостатке веры, о том тяжелом моменте. Когда я был в маленькой палате в больнице, гневаясь на Бога и о том, как Бог пришел ко мне, через моего сына, говоря, «Вот Я».

Люди, пришедшие на то утреннее служение, разошлись и пересказали своим друзьям, что проповедник и его жена, чей сын побывал на небесах, будут рассказывать больше в следующее вечернее служение. Тем вечером церковь была набита. Колтон, к тому времени ему было 7 лет, сидел на втором ряду рядом с братом и сестрой, пока Соня и я рассказывали историю его переживаний, которую мы уложили в 45 минут. Мы рассказали о Попе и встрече Колтона с его не родившейся сестрёнкой; затем мы ответили на вопросы, что заняло ещё добрых 45 минут.

Где-то через неделю я был у себя в офисе и проверял электронную почту, когда увидел одно письмо от семьи, в доме которой я и Соня останавливались во время нашего визита в Маунтайн Вью. У них были друзья, который также были в церкви на том вечернем служении и слышали описания небес Колтона. И эти друзья прислали ссылку на репортаж CNN, который вышел всего лишь два месяца спустя, в декабре 2006. Там была история об американо-литовской девочке по имени Akiane Kramarik, которая живёт в Айдахо. Эта двенадцатилетняя девочка, на тот момент, Akiane (произноситься как А-Ки-АНа) рассказывала, что у неё были «видения» небес в четырехлетнем возрасте, как было написано в письме. Её описание небес было созвучно Колтону, и друзья наших друзей подумали, что нам будет интересно посмотреть этот репортаж.
Сидя за компьютером я нажал на ссылку и перешел к трёхминутному ролику. Мужской закадровый голос произнёс: «Самоучка художница, которая говорит, что её вдохновение приходит «свыше». Картины очень духовные, эмоциональные … и созданы этой двенадцатилетней девочкой вундеркиндом».

Она действительно была вундеркиндом. На видео показывались картина за картиной ангельского вида фигур, удивительных ландшафтов и портрет человека, который был Христом. Но эти картины не выглядели, будто написаны маленькой девочкой или даже взрослым художником. Это были высокохудожественные картины, достойные висеть в любой галереи.

Акиана стала рисовать с шести лет, как сказал голос, но в четыре года она «стала описывать матери свои посещения небес».

Наконец заговорила сама Акиана: «Все эти цвета не из этого мира», сказала она, описывая небеса. «Есть ещё сотни миллионов цветов, которые мы ещё не знаем».

Закадровая речь продолжила рассказ, мать Акианы была атеистка в то время, и Бог вообще не обсуждался в доме. Семья не смотрела телевизор и Акиана не ходила ни в какую подготовительную школу. Так что когда эта маленькая девочка стала рассказывать свои истории о небесах, а затем отображать увиденное на картинах, её мать осознала, что она не могла услышать это от других людей. Постепенно её мать приняла, что видения Акианы реальны и как следствие, что Бог реален.

«Я думаю, что Бог знает, куда Он помещает наших детей, в каждой семье», сказала миссис Крамарик.

Я вспомнил, как Иисус сказал Своим ученикам однажды, когда они не позволяли детям «беспокоить» Его: «пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие».

В уме я сделал наброски для будущей проповеди: история Акияны показала, что Бог может достичь любого, везде, в любом возрасте – даже девочку-дошкольника в доме, в котором Его имя ни разу не упоминалось.
Но это было не тем уроком, что Бог дал мне в тот день.

Когда я смотрел ролик, голос за кадром сказал: «Акиана описывает, что видела Бога таким, каким нарисовала Его».

В этот момент показали лицо Христа на весь экран. Оно было похоже на те, что я видел раньше, но в тоже время взгляд Иисуса смотрел прямо «в камеру», будто живой.

«Он чистый», говорила Акиана. «Он мускулистый и очень сильный и большой. А Его глаза просто прекрасны».

Вау. Три года прошло после операции Колтона и почти два с половиной года после того как он впервые описал Иисуса мне. Я был поражен схожестью описания его и Акианы: все цвета на небесах… и особенно их описания глаз Иисуса.

«А Его глаза», говорил Колтон. «О, папа, Его глаза такие прекрасные!»

После окончания этого репортажа CNN я перемотал на место, где во второй раз показывали портрет Иисуса, картины, которую Акиана нарисовала в восемь лет. Глаза были действительно поразительными – ясные, зеленовато-голубые под густыми, тёмными бровями. Половина лица была затенена. И я отметил, что Его волосы были короче, чем большинство художников изображают их. Борода также несколько отличалась, наполненная чем-то, более….я не знаю…чем-то необъяснимым.

Мы просмотрели десятки портретов с 2003 года, и Колтон ещё не видел ни один, который был бы правильный.

«Ну», подумал, «посмотрим, что думает он об этой».

Я оторвался от экрана и крикнул Колтона.

«Иду!», донеслось в ответ.

Колтон сполз вниз по лестнице и направился ко мне в офис. «Да, пап?»

«Посмотри на это», сказал я, махнув головой в сторону монитора. «Что тут не так?»

Он повернулся к экрану и долго ничего не говорил.

«Колтон?»

Но он просто стоял, изучая. Я не могу передать вам его вид.

«Что не так здесь, Колтон?», сказал я опять.

Молчание.

Я взял его за руку. «Колтон?»

Мой семилетний сын повернулся ко мне и произнёс, «Пап, здесь всё в порядке».

Зная, сколько картин Колтон отверг, Соня и я наконец-то почувствовали, что в этой картине Акианы мы видим лицо иисуса. Или, по крайней мере, близко к подобию.

Мы были почти уверены, что никакая живопись не передаст таинство личности воскресшего Христа. Но после трёх лет, пересмотрев многие картины Иисуса, мы поняли, что Акиана передала не просто типичное изображение Иисуса; это была единственная картина, которая так долго задержала внимание Колтона. Соня и я думаем, что интересно то, что когда Колтон сказал «здесь всё в порядке», он не знал, что портрет, названный Принц Мира: Воскресение , была написана другим ребёнком – ребёнком, который также заявляет, что побывал на небесах.

Изображение

http://outpouring.ru/blog/2011-03-05-1003

Ответить